Анна МЯЧИНА
Легализация проституции в Украине. Зачем это нужно?
В середине марта 2019 года генпрокурор Юрий Луценко заявил о возможности легализации проституции в Украине. По его мнению, это уменьшит коррупцию в правоохранительной системе. Ранее идею сделать секс-работу официальным источником заработка продвигал депутат Андрей Немировский. Он даже был автором соответствующего законопроекта, но позже его отозвал. Дискуссия о легализации и запрете предоставления секс-услуг за деньги возобновляется регулярно. Поводов – множество. Например, убийства секс-работниц или правозащитные акции.

Юристы считают, что риски несут оба варианта – и запрет проституции, и ее легализация. Вопрос лишь в степени этих рисков и уровне готовности общества к принятию и защите того или иного решения. EtCetera разбирался, готова ли Украина легализовать секс-услуги.
ПЕРЕД ЗАКОНОМ ВСЕ РАВНЫ, НО…

Проституция в Украине запрещена, но уголовным преступлением не является (с 2006 года). За нее предусмотрена административная ответственность – предупреждение, штраф и общественные работы. За сутенерство и содержание борделей положено более серьезное наказание. А за втягивание в проституцию можно получить до 7 лет лишения свободы.

В то же время, украинское законодательство не разграничивает жертв насильственных преступлений на тех, кто занят в проституции, и тех, кто никак не связан с секс-услугами. То есть человек, изнасилованный или избитый в момент предоставления секс-услуг, в глазах закона «ничем не хуже» добропорядочного семьянина или школьного преподавателя, оказавшегося в такой же ситуации. Он имеет те же права, что и любой гражданин Украины, и защищать его должны так же, как и любого другого человека.
Но на деле все выглядит иначе. И доказательством тому стала акция украинских секс-работников возле здания Главного управления полиции Киева на Михайловской площади. Они устроили театрализованную акцию, чтобы привлечь внимание прохожих и правоохранителей к проблеме игнорирования преступлений в отношении работников секс-услуг. По их словам, полиция часто не принимает их заявления, а общество обвиняет их в том, что они сами провоцируют насилие.

Секс-работники не только отстаивали свое право на защиту, но и выступали за отмену штрафов за занятия проституцией и декриминализацию сутенерства. Дело в том, что девушки в секс-индустрии часто работают в паре, чтобы обеспечить себе безопасность, но в итоге попадают под статью о сутенерстве. А когда они с той же целью совместно арендуют квартиру, то это квалифицируют как «содержание мест разврата», то есть уголовное преступление.

По словам бывшей секс-работницы, а сейчас координатора Общественной организации «Клуб «Эней» Алины Сарнацкой, большинство арестов сегодня проводится без достаточных доказательств. Полиция совершает облавы на девушек, которые стоят вдоль дорог, ориентируясь на их внешний вид или наличие у них презервативов. Это, по ее мнению, неэтично и превращает закон в фикцию. И это одна из причин, почему Сарнацкая выступает за легализацию проституции в Украине.
ЛЕГИОН
Сегодня объективных подсчетов количества людей, занятых в бизнесе по предоставлению секс-услуг, нет. Мы не знаем, сколько из них украинцев и сколько иностранцев, сколько несовершеннолетних, сколько мужчин и женщин. Неизвестно также точное количество тех, кто втянут в обслуживание системы проституции и получает от этого прибыль: сутенеры, правоохранители, владельцы отелей, баров и других заведений, поставщики наркотиков, медики и прочие.

По данным Института социальных исследований им. Яременко, в 2011 году в Украине проституцией занимались 50 тысяч женщин. Правозащитники также называют цифру 80 тысяч человек.
В то же время, в 2018 году правоохранители «обнаружили» всего около тысячи лиц, которые занимались проституцией (нарушили статью 181-1 Кодекса об административных правонарушениях).

Сложности в подсчетах и «подводная часть айсберга» в виде правоохранительной системы и организаторов секс-трафика тормозит общественную дискуссию. С одной стороны, все понимают, что масштабы индустрии колоссальны (особенно если добавить сюда распространителей и изготовителей порно-продукции и международные каналы торговли людьми), но без конкретной статистики аргументировать необходимость того или иного решения сложно.
ДОБРОВОЛЬЦЫ ЕСТЬ?

Позиция, которая в целом сводится к тезису «если нельзя побороть, то нужно возглавить», в итоге играет с общественной моралью злую шутку. Рупоры легализации как бы говорят: «Да, это плохо, но раз уж с этим ничего не поделать, нужно хотя бы деньги очистить и направить в правильное русло». Но деньги в секс-индустрии грязные не из-за слова «секс», а потому что за ним стоит принуждение, насилие, отчаяние, дискриминация, объективизация и обесценивание женщин. А признание права «выбирать способ заработка» – это полное игнорирование социальных проблем, которые к этому выбору приводят. И сами секс-работницы говорят именно о финансовых причинах своего выбора и отсутствии других вариантов достойного заработка.
ШВЕДСКАЯ МОДЕЛЬ
В феминистическом движении наиболее правильной позицией в отношении проституции называют шведскую модель. Она направлена на уменьшение спроса на секс-услуги в обществе и смещение фокуса с секс-работников на клиентов индустрии. При такой модели объектом осуждения является покупатель услуги – именно его арестовывают и именно он несет ответственность за нарушение закона. Эту же модель позднее приняли Канада, Франция и Южная Корея.
В свою очередь в Германии, где проституция легализована, множество правозащитных организаций выступают за изменения законодательства в пользу шведской модели. Сегодня «законная» немецкая проституция держится на выходцах из стран Восточной Европы, которые находятся в Германии полулегально и часто не по своей воле. У них все так же недостаточно прав для защиты своей жизни и здоровья, и они все так же остаются в тени, как и до легализации.

По мнению гендерного эксперта Марии Дмитриевой, легализация проституции зачеркивает понятие равенства мужчин и женщин и оказывает противоположный эффект на общественную мораль.
Если мы исходим из того, что секс – это то, что люди делают по взаимному согласию, то в случае, если вам платят за это, это уже не секс, это – изнасилование за деньги. И когда государство говорит, что нужно легализовать проституцию, государство становится еще одним сутенером.
Мария ДМИТРИЕВА
гендерный эксперт
А ЕСЛИ ЛЕГАЛИЗУЮТ?

Стоит разграничивать юридическую и фактическую легализацию. Если наказание за предоставление секс-услуг и сутенерство будет отменено, а взамен работники секс-индустрии получат какие-то понятные механизмы ведения бизнеса, это еще не значит, что все они станут ФЛП и начнут платить налоги.
Напомним, что сегодня по меньшей мере 40%, а по некоторым оценкам – и все 50% украинской экономики находится в тени. При этом торговать на рынке, давать частные уроки иностранного языка или заниматься фермерством в стране не запрещено. Люди просто не хотят отдавать государству часть своего заработка и обрекать себя на контроль со стороны различных органов и служб. Поэтому нет никаких оснований полагать, что проституция существенно пополнит государственную казну и снизит официальный уровень безработицы.

Юридическая легализация проституции также не гарантирует и снятие стигмы с людей этой профессии. Осуждение обществом «аморального поведения» все еще сильно. Организации, опирающиеся в своей идеологии на религиозные догмы и традиционный уклад жизни, сегодня нападают на феминисток и представителей ЛГБТ-сообщества во время их просветительских или культурных акций.

Не исключено, что подобная реакция ждет и секс-работников, которые решатся публично заявить о себе и открыто вести свой бизнес. О том, что в самой индустрии это почти ничего не изменит, говорит киевская активистка и организатор акции в поддержку шведской модели Елена Лягушонкова.
Проституированным женщинам легализация не принесет обещанного облегчения: изменятся только бенефициары проституции во власти, не исчезнут виновники их страданий – сутенеры и покупатели, которых уместно было бы называть «проституторами» – теми, кто является причиной проституции женщин и девушек. Зато женщинам придется лишиться своей анонимности, что для многих недопустимо.
Елена ЛЯГУШОНКОВА
активистка
НА ЭКСПОРТ

Отдельная большая тема – это выезд и вывоз украинок и украинцев для работы в секс-индустрии в Европе, США и других странах. Украина, согласно самым разным исследованиям, начиная с 1990-х годов, является одним из главных поставщиков «живого товара» для европейских борделей. А в 2010 году журнал TIME назвал Одессу центром международной секс-торговли, опубликовав материал о том, как устроен секс-трафик в портовом городе, и рассказал, кто его крышует.
В заключении своей статьи журналист Саймон Шустер отметил, что «экспорт Наташ» будет оставаться визитной карточкой Одессы до тех пор, пока Украина не сможет предложить девушкам «нечто большее, чем бедность, коррупция и разочарование».